fbpx

«Нас втягивают в войну»

Денис Волков о том, что россияне думают о возможном военном конфликте с Украиной

Западные газеты уже несколько месяцев пишут о том, что Россия стягивает к границе с Украиной военные силы и «готовит вторжение». Российская сторона уверяет, что ничего подобного не происходит, но при этом выдвигает требования к США и НАТО предоставить твердые гарантии нерасширения Альянса на восток. Американские и европейские политики предупреждают, что в случае начала военного российско-украинского конфликта жесткие санкции будут введены не только против России, но и лично против Владимира Путина и его окружения. А что думают об этой ситуации россияне?

Страх войны

Опросы показывают, что около половины россиян не верят в войну между Россией и Украиной. Однако противоположного мнения придерживается сопоставимое количество людей – 39% (сумма ответов «это неизбежно» и «вполне вероятно»). Полностью исключают возможность такого развития событий лишь 15%. Конфликт между Россией и НАТО считают возможным четверть опрошенных. Вроде бы немного, но этот показатель сегодня выше, чем в предыдущие годы, в которые проводились замеры (14% в 2019-м, 19% в 2018-м, 23% в 2017-м). Больше половины респондентов в конце прошлого года указывали на ухудшение отношений со странами Запада и НАТО, что стало одним из самых высоких значений этого показателя за всю историю наблюдений – больше было только в 2014 году.

При этом страх большой войны распространен в российском обществе гораздо шире. Еще весной прошлого года его испытывали 62% респондентов – рекордное значение за четверть века проведения регулярных общероссийских опросов. Участники фокус-групп поясняли: «Когда рупоры власти (Первый канал, Россия-1, Скабеева, Соловьев и проч. – прим. автора) говорят, что мы не сегодня-завтра вступаем в войну, это страшно! Это пробирает от страха, напрягает… На фоне этого все меркнет». Правда, к концу года страх войны несколько ослаб (в декабре 2021-го соответствующий показатель составил 56%). Скорее всего, это произошло на фоне встречи президентов России и США и стартовавших российско-американских переговоров.

Значительная доля россиян считает, что война России и Запада уже давно идет, пусть и невидимая, холодная, информационная – такое мнение уже много лет звучит на фокус-группах в разных частях страны. Часто можно слышать и мнение, что противостояние России и Запада разворачивается на территории третьих стран: Грузии, Украины, Беларуси, Казахстана, Сирии, в ЕС. Согласно опросам, участие России во всех недавних международных конфликтах воспринималось российским общественным мнением почти исключительно через призму геополитического противостояния с Западом, прежде всего с США.

Поэтому типичны следующие фразы участников фокус-групп, произнесенные в декабре прошлого года: «Украина попала в такую ситуацию, что между Россией, между Америкой, ей некуда деваться. Элиты Украины проплачивает Америка, они что хотят с народом, то и делают»; «Украина – просто пешка в большой игре, все это от Америки идет… что ей Америка говорит, то Украина и делает, это ясно»; «Это просто игра США, западных стран, НАТО, которые через Украину воздействуют на Россию».

Ответственность – на США

В своих исследованиях мы видим, что большинство россиян винят в нынешней эскалации США и НАТО. Такого мнения придерживается половина опрошенных. На российское руководство возлагает ответственность лишь 3–4%, что можно считать маргинальной позицией. И такая структура оценок происходящего довольно устойчива: «вмешательство США и Запада во внутренние дела других стран» давно уже стало для заметной части российского общества универсальным объяснением любых внешнеполитических неурядиц: от конфликта в Сирии до недавней войны в Карабахе или кризиса на белорусско-польской границе. Что бы ни случилось в мире – виновата Америка.

Богатую информацию для понимания преобладающих в обществе настроений дают фокус-группы. При этом нужно заметить, что отношения с Украиной и Западом не были отдельными темами для дискуссии. Респонденты сами поднимали эти вопросы, рассуждая о текущих событиях, которые они считали достойными упоминания. Уверенность и непосредственность, с которой респонденты давали оценку событиям вокруг Украины, подтверждают приведенные выше результаты опросов. Здесь также звучали прямые параллели с ситуацией на белорусско-польской границе: «На Россию периодически хотят напасть, скажем так, и ищут рычаги через ту же самую Украину с Беларусью»; «Ситуация с беженцами на белорусско-польской границе… еще чуть-чуть и была бы война… Нам пришлось бы вступиться туда. И все – мы втянуты в войну!».

В разговорах респондентов США и Запад предстают не просто ответственными за конфликт, они намеренно и целенаправленно втягивают Россию в войну. Из уст респондентов не раз звучало слово «провокация». При этом преобладало мнение, что Россия не может не отвечать: «Америка и Британия подталкивают Украину к агрессивному действию к Донбассу, и этим самым пытаются вынудить Россию вступиться за граждан России, которые проживают на территории Донбасса, это будет повод для дальнейших санкций»; «Все делается для того, чтобы мы втянулись в войну. Это действительно страшно. А мы ведемся, мы же ведемся!»; «Это больше на какую-то провокацию (со стороны Запада – прим. автора) похоже, хотят, чтобы мы плохо выглядели на их фоне»; «Нас специально провоцируют, чтобы ввести санкции, чтобы экономике опять хуже было, начала валюта расти»; «Россия начнет отвечать… Нас со всех сторон ущемляют, кусают. А что нам-то делать? Отступать?».

При этом публикации западной прессы о стягивании российских вооруженных сил к российско-украинской границе казались большинству участников фокус-групп не изобличением агрессивных намерений России, а подстрекательством к войне со стороны самого Запада: «Мне попадается в интернете информация относительно военных действий с Украиной, что Украину захватили – это испорченный телефон какой-то… Никаких военных действий нет, а уже пишут, что Путин захватил Украину»; «Они постоянно говорят о том, что Россия нападает, что Россия напала, и это уже становится заезженно. Как в анекдоте: Украина потеряла технику, солдат, а противник так и не пришел. Поэтому уже перестаешь даже обращать внимание»; «Собирается Россия напасть – для чего? Территория – да у нас своей территории предостаточно. Разграбить – да там брать уже нечего. Там больше Запад хочет себе какую-то часть отхватить от Украины».

Военная активность НАТО у российских границ оказывается для значительного числа участников дискуссий лишним подтверждением, что нельзя доверять обвинениям Запада в адрес России: «Все-таки идет расширение НАТО на Восток. Согласитесь, как раз американские самолеты и корабли в Черном море, они все подтягиваются, и идет расширение на Восток, на Украину. Украина к себе все пускает, это все ближе к нашим границам. Свои границы мы должны защищать»; «Корабли в Черном море американские, а мы все это терпим! Надо быть более решительными, это наши границы, наша территория. Хотим – и будем войска к границам приводить, учения там проводить»; «Мы же не хотим подчиняться (США – прим. автора). А они привыкли, что они управляют миром… Вот нам в ответ и прилетает».

Все события последних месяцев – претензии Запада к «Северному Потоку-2», белорусский пограничный кризис, военно-морские учения НАТО у побережья Крыма, постоянная угроза новых санкций, критика Запада в отношении российской военной помощи Казахстану, разговоры о готовящемся вторжении в Украину – уже давно слились для рядового россиянина в поток плохо различимого негатива, «идущего с Запада». Эти новости у абсолютного большинства уже не вызывают ничего, кроме раздражения, в них не хочется разбираться. Но при существующих представлениях о происходящем война кажется людям навязанной извне, а поэтому практически неизбежной. Отсюда и рост массовых страхов.

В едином порыве

Результаты соцопросов и материалы фокус-групп обнаруживают, что российское общественное мнение о событиях вокруг Украины чрезвычайно однородно. В имеющихся данных не видно привычных размежеваний в зависимости от возраста респондентов или используемых источников информации. Последние несколько лет – как минимум с конца 2018 года – российская молодежь, зрители видеоблогов и читатели Telegram-каналов с одной стороны и представители старшего поколения, и телезрители – с другой, заметно расходились в своих оценках власти, политической ситуации, важнейших политических событий, отношения к участникам протестов в России и Беларуси. Первые были настроены более оппозиционно, вторые демонстрировали лояльность.

Однако по украинскому вопросу, в оценках действий России и западных стран, представлениях о виновниках эскалации те и другие демонстрируют необычайное единодушие, вплоть до использования одинаковых слов и фраз, которыми описывается ситуация. Если не знать заранее, кто говорит, высказывания молодых и пожилых россиян по этим вопросам практически неотличимы. Немного отличаются ответы самых молодых респондентов, но только тем, что они гораздо чаще других затрудняются с ответами на вопрос.

Видимое единодушие отчасти можно объяснить тем, что при всей информированности о происходящем вокруг Украины, эта тема не вызывает настоящего интереса и является скорее навязанной респондентам крупными СМИ. Участники исследований часто говорят об усталости от украинской темы, от внешней политики в целом, от конфронтации с Западом. Поэтому у них не возникает желания разбираться в деталях происходящего, искать альтернативные оценки, перепроверять слова официальных лиц и ведущих телешоу. Получается, что альтернативные каналы получения и интерпретации информации о происходящем оказались нейтрализованы.

Небольшие, но значимые отличия в понимании происходящего наблюдаются только между сторонниками и критиками российской власти по вопросу о виновниках эскалации: среди лоялистов возлагают ответственность за эскалацию конфликта на США и Запад больше половины опрошенных (56%), среди оппозиционеров – 39%. При этом готовы возложить ответственность на Россию 1% первых и 8% вторых. Другими словами, некоторое сопротивление официальной позиции российских властей о происходящем вокруг Украины в обществе присутствует. Но оно по большей части остается скрытым: люди, которые не готовы винить в происходящем Вашингтон или Киев, скорее уходят от ответа на вопросы анкеты. Это же наблюдается и на фокус-группах: критика позиции Москвы практически не звучит. Те немногие, кто придерживается другой точки зрения на происходящее, не решаются озвучивать свое мнение, ощущая давление общественного мнения, опасаясь осуждения и остракизма, обвинений в непатриотизме, санкций со стороны власти.

Война и рейтинги

Итак, большинство российских граждан винят в нынешней эскалации Запад, практически полностью снимая ответственность с руководства собственной страны. При этом мобилизации общественного мнения вокруг российских лидеров не происходит. В последние два месяца, когда тема конфликта и новых санкций обсуждалась особенно активно, рейтинги президента, премьера, правительства не росли, а снижались. Небольшой рост рейтингов, который отмечался в сентябре-октябре прошлого года, стал результатом масштабных предвыборных выплат населению и вряд ли был связан с внешней политикой. Видимо, конфронтация с Западом уже приелась, стала рутиной и не вызывает особых эмоций, несмотря на резкие заявления политиков.

Очевидное отсутствие эмоционального подъема на нынешнем этапе конфронтации иногда становится поводом для следующих рассуждений. Как утверждают некоторые эксперты, российская внешняя политика является продолжением политики внутренней – в том смысле, что любые внешнеполитические заявления и шаги делаются для того, чтобы обеспечить рост рейтингов первых лиц, как это было в случае с Крымом. Из этого делается вывод: если рейтинги не растут, значит не будет и дальнейшей эскалации, Россия просто уступит, так как нет смысла упорствовать. Но что, если эта логика ошибочна?

Если предположить, что рост рейтингов в результате внешнеполитической активности является лишь побочным результатом этой самой активности, то все рассуждения о том, что нынешние низкие рейтинги выступают неким сдерживающим фактором для российской власти, теряют всякий смысл. Более того, в случае реального конфликта (а не гипотетического – как сейчас) мобилизация общественного мнения наверняка произойдет. Поэтому нужно смотреть не на рейтинги, а на весь комплекс представлений россиян о возможном конфликте с Украиной и Западом. И, судя по всему, российское общество хотя и страшится такого конфликта, но внутренне к нему подготовлено.

Практически единственной альтернативой конфликту большинство респондентов видят полномасштабные переговоры. «Высшим кругам нужно сесть и договариваться; просто разговаривать, разговаривать и договариваться; всегда можно путем разговора достичь какого-то компромисса», – говорят участники фокус-групп. За налаживание отношений с США и другими западными странами в последние годы неизменно выступает около 80% россиян. Сам факт начала таких переговоров – сначала между Путиным и Байденом, а затем и на уровне официальных делегаций – уже привел к тому, что отношение россиян к США и ЕС последние месяцы улучшалось, несмотря на продолжавшиеся взаимные обвинения. Однако уверенности в том, что переговоры приведут к разрядке, нет ни у политиков, ни у рядовых граждан.

Фото: Scanpix